(8212) 34-46-86 О нас
Вход по email/телефону
Забыли пароль?
Восстановление пароля
Вы не робот?
поменять
картинку
Введите свой адрес электронной почты или номер телефона, указанный при регистрации. Затем нажмите кнопку "Восстановить".
отмена
Подтверждение номера телефона
Мы отправили на ваш номер телефона СМС с кодом подтверждения. Пожалуйста, введите данный код в поле ниже и нажмите кнопку «Подтвердить»
Восстановление пароля
На ваш адрес электронной почты мы выслали код подтверждения, введите этот код в поле ниже, введите новый пароль, его подтверждение и нажмите кнопку «Установить пароль». Код подтверждения действителен в течение 10 мин.
На ваш номер телефона мы отправили SMS с кодом подтверждения, введите этот код в поле ниже, введите новый пароль, его подтверждение и нажмите кнопку «Установить пароль». Код подтверждения действителен в течение 10 мин.
отмена
Регистрация успешно завершена!

Данная страница будет
обновлена через 5 сек.

обновить страницу

Авторизация прошла успешно!

Данная страница будет
обновлена через 5 сек.

обновить страницу

Пароль успешно изменен!

Данная страница будет
обновлена через 5 сек.

обновить страницу

Неизвестная ошибка!

Произошла неизвестная ошибка.
Обновите страницу и попробуйте заново!

обновить страницу

Вход через соц.сервисы
войдите через один из сервисов
Вход/регистрация

Фоторепортаж: как сыктывкарские кардиохирурги делают операцию на открытом сердце

09.10.2015
11:00
Фоторепортаж: как сыктывкарские кардиохирурги делают операцию на открытом сердце 9 октября 2015 - Новости Сыктывкара | progorod11.ru. 29 сентября отмечался Всемирный день сердца. Корреспонденты портала ProGorod11.ru побывали в операционной отделения сердечно-сосудистой хирургии Кардиологического диспансера, где проходила операция на открытом сердце, увидели, как оно сокращается в руках кардиохирурга и узнали, сколько специалистов работают для того, чтобы спасти одно сердце. - Вам повезло, сегодня будет проводиться очень сложная и интересная операция - протезирование аорты, - напутствовали нас молодые кардиохирурги Максим Азаренков и Никита Семяшкин в ординаторской. По их словам, пока пожилую пациентку готовят врачи-анестезиологиони еще раз прокручивают в голове механизм предстоящей операции. 62-летнюю женщину привезли в Кардиологический диспансер буквально день назад со страшными болями в груди. После обследования оказалось, что у нее расслаивающая аневризма аорты — это необратимое, с высоким риском разрыва, расширение одного из участков ее стенки. Кардиохирург Никита Семяшкин проводил нас в операционный блок, на двери которого висит табличка: «Посторонним вход воспрещен». Внутри — широкий пустой коридор и торжественная тишина. Здесь четыре зоны стерильности, поэтому нам выдают специальные одноразовые рубашку, штаны из нетканого материала и многоразовые матерчатые бахилы. Волосы закрываем специальной шапочкой, а лицо - маской. Неприкрытыми остаются только кисти рук и глаза. Теперь нас можно спутать с любым из медиков. Переодевшись, мы направились в операционную. Здесь работает целая команда специалистов, где каждый строго выполняет свою работу: всем процессом операции руководит хирург, анестезиологи следят за стабилизацией состояния больного, перфузиологи обеспечивает работу системы искусственного кровообращения, операционные медсестры подают необходимые инструменты и выкидывает салфетки, пропитанные кровью, в урну, которую убирают санитары. Воображение поражает оснащение операционной: аппарат искусственного кровообращения, невероятное количество проводов, сложных механизмов, датчиков, вращающихся колесиков под стеклом, мониторов, пультов, ламп, емкостей с препаратами для анестезии, снова мониторов. Врачи то и дело вскидывают головы к мониторам, где отображаются графики и линии, и записывают показания в специальные журналы. Пациентка полностью накрыта стерильной тканью, открыты лишь маленькие участки, где идет операционная работа. Выбираем место поудобнее и начинаем смотреть. Операция начинается с момента разреза. Молодые хирурги-ассистенты проводят необходимую подготовительную работу. Буквально 20 минут назад мы пили чай в ординаторской, где они делились рассказами из своей практики. Здесь же, в операционной, происходит полное перевоплощение: в халатах, шапочках и специальных очках с хирургическими лупами для операции они предстали в абсолютно другом свете — серьезные и собранные. Они вскрывают перикард («околосердечная сумка», закрепляет сердце в грудной клетке и удерживает его в правильном положении — ред.). В аорту, правое предсердие и бедренную артерию кардиохирурги установили канюли (это трубка, предназначенная для введения в полости человеческого организма - ред.), чтобы подключить пациентку к аппарату искусственного кровообращения, необходимому для кровоснабжения органов во время остановки сердца. Ввиду ее сложности операцию проводит сам заведующий отделением Дмитрий Епифанов. Руки, обработанные антисептическим раствором, он держит поднятыми выше пояса. Это не специальный врачебный ритуал, как думают поклонники сериала «Клиника». Если отпустить руки вниз, то нарушается их стерильность. Дмитрий Евгеньевич занимает место у операционного стола. Около стоит небольшая табуретка, забравшись на которую можно посмотреть, что делают хирурги. Она редко пустует, поэтому когда наконец освобождается место и можно попасть на «смотровую площадку», сознание уже достигает уровня моральной готовности увидеть живое сердце. Открытая грудина растянута специальными расширителями, живое сердце сокращается в руках кардиохирурга. Сердце живого человека. Признаться, когда я на него смотрела, то мысли куда-то пропали: я просто смотрела и старалась запомнить это. На самом деле ощущение важности увиденного пришло только после несколько часов после операции. Тогда, думаю, мозг просто отключил все эмоции, чтобы его хозяйка не упала в обморок. Дмитрий Епифанов показывает вздувшуюся аорту. Стенка «здоровой» аорты состоит из трех оболочек. Расслоение аорты происходит тогда, когда нарушается целостность внутренней оболочки аорты, кровь из аорты просачивается в средний слой и начинает скапливаться между внутренним и средним слоем. Из трех слоев остается только один целый слой, при повреждении которого аорта может разорваться. После вскрытия грудины оказалось, что расслоение аорты больше, чем прогнозировалось, а значит операция будет сложнее. Чтобы аорта не лопнула, хирурги вместо пораженного участка вошьют протез, который будет помогать работать сердцу пациента всю оставшуюся жизнь. Внимательно следим за движением рук и скальпелей хирургов. Даже не имея за плечами багажа медицинских знаний понимаешь, что проходит невероятно ювелирная работа, от чего захватывает дух. Среди сложной медицинской техники, узкоспециальных терминов, которыми перебрасываются в операционной, озабоченности в глазах кардиохирургов, стараешься быть незаметной, чтобы ненароком не помешать всем. Однако Дмитрий Евгеньевич часто вскидывает глаза, чтобы обратить наше внимание на ту или иную особенность операции. В операционной царит очень дружественная атмосфера. Это сближало с каждым, кто находился в стерильной операционной, и разряжало обстановку. Но это кажущаяся расслабленность, за которой десяток специалистов выполняют огромную работу, от которой зависит жизнь человека. Спустя полтора часа мы оставили операционную и попрощались с врачами. Позвонив вечером, узнали, что операция, которая началась в 9 часов утра, продлилась до четырех часов вечера! Самое главное - она прошла успешно.     Что осталось за кадром В отделении сердечно-сосудистой хирургии во главе с заведующим отделением Дмитрием Епифановым работают три кардиохирурга, пять сосудистых хирургов и два кардиолога, которые наблюдают пациентов. В год отделением проводится порядка 1200 операций, из них более 400 на сердце. Кардиохирурги практически все время проводят в операционной. Даже День сердца они «отпраздновали» там, успешно прооперировав двух пациентов. До операции был примерно час, когда мы пили чай в ординаторской с командой кардиохирургов и попутно знакомились с неведомым обывателю операционным миром и кардиологическим «фольклором». О сердечных болезнях. Кардиохирург Никита Семяшкин рассказал о том, что люди, страдающие сердечными заболеваниями, «молодеют» с каждым годом. - Сейчас стало нормой, что люди к нам попадают и в 40, и даже в 30 лет. Еще в 2007 году, когда я был интерном, люди такого возраста почти не попадали на операционную койку, мы лечили, в основном, пациентов, которые перевалили рубеж 50-ти, 60- ти лет. Это, прежде всего, связано с неправильным образом жизни — курением, пристрастием к алкогольным напиткам, перееданием. О профессии. На вопрос, почему кардиохирурги выбрали такую сложную профессию, они ответили: - Сердца оперируем по зову сердца. Но, вообще, это сложно объяснить. О профессиональном фольклоре. Как и принято в каждом профессиональном сообществе, у кардиохирургов есть свой «фольклор»: - Когда зашиваем перикард, то говорим - «шьем душу». Почему? Наверное именно там живет душа, - рассказывает Максим Азаренков. - Когда ушиваем грудину, то говорим «железо». Это специальная стальная проволока. Кроме того, кардиохирурги не используют в своем лексиконе слово «резать». Никита Семяшкин добавляет, что, когда к сердцу пациента подключают искусственное кровообращение, то говорят «взлетаем». Когда постепенно снижают объем работы аппарата кровообращения и сердце начинает работать параллельно с ним, а затем полностью самостоятельно, то говорят «садимся».
  О пациентах. - У нас огромный поток пациентов. Они разные: бывают не очень организованные, которые, например, забывают пить таблетки, которые положено принимать до конца жизни. Бывают очень внимательно относящиеся к своему здоровью, которые даже когда выпишутся, то приходят на консультацию к нам в отделение, а не в поликлинику. Для большинства пациентов, перенесших операции на сердце, кардиохирурги и кардиологи отделения становятся практически семейными врачами, к которым пациентам хочется обращаться по любым вопросам связанными со здоровьем , - рассказывает Никита Семяшкин. К слову, иногда пациент может отказаться от операции, которую нужно делать немедленно: - Особенно запомнился пациент, который поступил к нам с расслаивающей аневризмой аорты, но от операции отказался, написав письменный отказ. В пять утра разрыв и летальный исход. Почему люди отказываются от операции? Сложно сказать. Кто-то боится, кто-то уверен, что нужно прожить ровно столько, сколько «бог нарисует». Но обычно, после невероятных сердечных болей, пациенты соглашаются на операцию, - отметил заведующий отделением сердечно-сосудистой хирургии Дмитрий Епифанов. За что вы хотите сказать врачам «спасибо»? Делитесь в комментариях!
Общаться с кардиохирургами доставляет невероятное удовольствие. Они имеют роскошное чувство юмора вкупе с большой долей здорового прагматизма, и их работа связана с самым дорогим, что есть у человека – жизнью! progorod11.ru
progorod11.ru
 
С помощю этой формы вы сможите отправить нам свои предложения по улучшению сайта или какого либо раздела